Денис Монастырский: замена Луценко на Рябошапку не должна быть только заменой фамилий

Денис Монастырский и правоохранительные органы: про Януковича и реформы

Что ожидает экс-президента Виктора Януковича после возвращения в Украину, заинтересовал ли комитет по вопросам правоохранительной деятельности случай, произошедший с бывшей супругой экс-главы Нацполиции Сергея Князева – в продолжении интервью с председателем комитета Денисом Монастырским. Об этом сообщает womensnews.in.ua со ссылкой на СМИ.

Среди круга задач комитета по вопросам правоохранительной деятельности и реформирование правоохранительных органов. На днях стартовал перезапуск Генеральной прокуратуры, изменений ожидают и новосозданные антикоррупционные органы – НАБУ, НАПК, ГБР и другие. Собственно, требует наведения порядка и Нацполиция, где недавно сменился руководитель.

Кто такой Денис Монастырский?Руководитель комитета Верховной Рады по вопросам правоохранительной деятельности. Автор и соавтор 25 научных публикаций, трех учебных пособий и около 70 проектов законов, поданных в Верховную Раду.

Реформа прокуратуры

На днях появилась информация, что с Виктора Януковича сняли санкции Евросоюза и он рассматривает возможность возвращения в Украину. Что на это скажете?

Я всегда склонен доверять проверенным источникам. Поэтому на днях мы слышали слухи об экс-президенте, но это были отнюдь не факты. По Януковичу есть приговор суда, поэтому он может вернуться в Украину. Но его здесь очень ждут и в дальнейшем события могут развиваться только по одному сценарию – взятие его под стражу.

Тем временем: В Европе с Януковича сняли санкции за 2018 год: о причинах и последствиях решения суда

Наделала шуму и бывшая жена экс-главы Нацполиции Сергея Князева, которую якобы задержали на границе с Польшей с 650 тысячами евро наличности. Будет ли комитет исследовать этот случай?

Комитет интересуют резонансные уголовные производства и вообще вопрос парламентского контроля. В то же время, комитетский контроль мы хотим вывести на новый уровень. Речь идет о контроле за изменениями в "подшефных" нам органах. К примеру, 25 сентября вступил в силу закон о реформе прокуратуры, который предусматривает глобальные изменения в этих органах. Это сверхважное событие, а не отставка Князева или необоснованные слухи о возможном возвращении Януковича. Это то, что на самом деле может привести к изменениям правоохранительного ландшафта. Вообще, начать перезапуск правоохранительных органов в целом. Очень надеюсь – эта реформа удастся.

Денис Монастирьский, голова правоохоронного комітету ВРУ
Комитет интересуют резонансные дела / Фото Ростислав Лабенский, 24 канал

Но предыдущие годы мы уже наблюдали за реформированием прокуратуры?

Изменения происходили, но там еще много работы. Чтобы получить хороший результат, мы с генпрокурором договорились о следующем: на старте реформы на заседаниях комитета будут поднимать вопрос, что сделано, какие возникают замечания со стороны общественности или самих прокуроров и тому подобное. То есть держать руку на пульсе реформы, чтобы она наилучшим образом была реализована на практике.

Важно: Зеленский подписал закон о реформе прокуратуры: что это означает

Подобное состоится с новым главой Нацполиции. Ожидаю, что он уже имеет определенное видение и понимание изменений.

Наша новая полиция

Как считаете, реформа Нацполиции состоялась?

Нужно понимать, когда говорим о реформе прокуратуры, имеем в виду 12-15 тысяч работников, ГБР – максимум 1,5 тысячи (сейчас их около 800), в Нацполиции – более 130 тысяч работников. Реформирование этих учреждений не может быть быстрым.

Уже пятый год продолжается реформирование патрульной полиции, а процесс еще не завершился. Хотя патрульная полиция – это лишь десятая часть Нацполиции. До сих пор полицейская академия не набрала нужных мощностей, чтобы заполнить кадрами все органы полиции.

Когда мы говорим о реформировании полиции, стоит выделить три достаточно удачных направления. В частности, речь идет о реформе патрульной полиции, создании полицейской академии и спецподразделения КОРД.

Реформа в действии: Новая полиция в Украине: что изменилось за пять лет реформы

Могла ли реформа происходить быстрее?

Однозначно да. Реформа постоянно требует больших бюджетных ресурсов, политической воли всех участников – этого не было. В таком контексте речь не идет только о министре. Все красиво открыли полицейскую академию, запустили проект "Моя новая патрульная полиция", но потом все это требует постоянной организационной и финансовой поддержки. Идея заключалась в следующем – кадры патрульной полиции станут основой для перезапуска всей полиции.

Что происходит в полиции, смотрите здесь:

Сейчас в патрульной полиции работают лишь единицы из первого набора...

Люди увольнялись по многим причинам. Это и вопрос финансовой необеспеченности: тогда у них была зарплата 8 тысяч гривен, в 2015 году это были неплохие деньги, но за 5 лет сумма почти не изменилась. Мы понимаем, что люди идут, потому что хотят чтобы были закрыты элементарные бытовые вопросы, чтобы не приходилось смотреть в сторону и искать пути решения своих вопросов вне рамок закона. Открытыми оставались вопросы нагрузки, кадрового недобора тому подобное. Я бы хотел от нового главы полиции системного видения изменений в полиции, чтобы он понимал существующие болевые точки.

Получается, реформа не была хорошо продумана?

Нельзя сказать – все было сделано правильно или наоборот. В то же время, сейчас у нас есть уникальное окно возможностей. Правда, как по мне, оно очень маленькое. Фактически это 6 месяцев.

Наши реалии: Что на самом деле изменилось в обновленной полиции, кроме названия

Но Рада работает в турборежиме и есть возможность реализовывать новации очень быстро…

Нас часто обвиняют в турборежиме, мол, вы наделаете много ошибок. Правда, когда мы общаемся с экспертами я им объясняю – если мы будем работать в привычном режиме, а у нас в очереди много законопроектов и инициатив в каждой области, то мы просто увязнем и проснемся через год, когда, возможно, будет уже совсем другая политическая конъюнктура. Все в этом мире движется. Нет такого – все стоит, а мы движемся. Мы пристально наблюдаем за тем, что происходит в США. От того, как будут развиваться события там, во многом зависит и развитие событий в Украине. К примеру, реформа полиции, вопросы оборота оружия и тому подобное.

Судьба антикоррупционеров

Было ли правильным шагом создание других (НАБУ, САП, НАПК и других), отличных от полиции и СБУ, органов и выделение их в отдельные институты?

По моему убеждению – это был правильный шаг. В 2014 году мы увидели, как Революция Достоинства фактически подвела черту под импотенцией правоохранительной системы в защите прав и свобод граждан. Тогда правоохранительная система стала единым кулаком – прокуратура во главе с Пшонкой, МВД – со своим руководителем Захарченко. Это был единый кулак, о котором сегодня мечтает немало деятелей, но их работу направили против людей. После 2014 года стало абсолютно ясно – этот единый кулак требует измельчения. Поэтому мы отделили от действующих органов НАБУ, ГБР, САП, создали АРМА, НАПК.

реформа поліції, реформа прокуратури, Денис Монастирський, голова комітету з питань правоохоронної діяльності
Реформирование правоохранительных органов продолжается / Фото Ростислав Лабенский, 24 канал

А не настало ли время снова все эти органы объединять?

С моей точки зрения – нет. Сегодня еще есть угроза независимости для каждого из них: сейчас эти институты еще не стали самодостаточными. То есть мы не говорим об имени руководителя того же НАБУ или САП. Когда институция адекватно работает, не имеет значения имя ее главы. Пока еще работа этих органов очень зависит от директора. Мы понимаем – при другом директоре эта институция работала бы совсем иначе. Это свидетельствует, что ГБР, НАБУ, САП, АРМА еще не вызрели в самостоятельный институт, где директор выполнял бы чисто менеджерские функции.

Уже есть законопроект, которым предлагается единоличная смена руководителей антикоррупционных органов президентом. Как считаете, за такие новации Рада проголосует?

Повторюсь, от имени руководителя этих органов зависит очень многое. Поэтому появляются вопросы к их работе как от общественности, так и от депутатского корпуса. Сейчас мы говорим о реформе и смене имен. Из этого понятна логика – речь не идет о смене влияния, потому что от замены того на того, потому что тот не от того – не стоит ожидать существенных изменений. Понятно, что нужна перемена подходов. Правда, изменение подходов – это не изменение закона.

Реформа: Запуск реформы прокуратуры: Рябошапка обещает масштабные изменения

Я говорил о прокуратуре, где замена Луценко на Рябошапку не должна быть только переменой фамилий. Это должны быть другие подходы. Закон – это лишь возможность, а будет ли она реализована – полностью зависит от руководителя. К примеру, закон о ГБР – возможность. Получим ли мы адекватные расследования преступлений чиновников – зависит от руководителя. По НАБУ так же. К сожалению, пока результаты деятельности этих институтов привязаны к персоналиям, которых характеризуют определенные подходы. Руководитель может либо завалить в реализации великолепный закон, либо не очень хороший блестяще реализовать. Таковы наши реалии.

Удастся ли уговорить депутатов отменить "правку Лозового" и какие законопроекты в ближайшее время будут внесены в Раду – читайте в первой части интервью.


Джерело статті: “http://24tv.ua/ru/intervju_denisa_monastyrskogo_pro_janukovicha_i_pravoohranitelnye_organy_n1213007”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя